Космология Джордано Бруно

Имя итальянского монаха-доминиканца, философа и поэта Джордано Бруно известно всем со школьной скамьи. Меньше известно о его жизни и философских взглядах, за которые он был приговорен судебными властями Рима к смертной казни через сожжение. В 1889-м году, спустя почти три столетия, на месте казни Джордано Бруно в Риме был воздвигнут памятник в его честь.

1Биография
Филиппо Бруно родился в 1548 году в семье солдата Джованни Бруно. По месту своего рождения (город Нола близ Неаполя), он впоследствии получил прозвище Ноланец. В 11 лет его привезли в Неаполь изучать литературу, логику и диалектику. В 1563 году в возрасте 15 лет Филиппо поступил в местный монастырь Святого Доминика, где в 1565-м стал монахом и получил новое имя – Джордано.
Но монашеская жизнь Бруно не сложилась. За сомнения относительно святости причастия (Евхаристии) и непорочного зачатия Девы Марии он навлек на себя подозрения в неблагонадежности. Кроме того, он выносил из кельи иконы, оставляя лишь Распятие – неслыханное нарушение традиций того времени. Начальству пришлось начать расследование его поведения. Не дожидаясь результатов, Бруно вначале бежал в Рим, но посчитав это место недостаточно безопасным, двинулся на север Италии. Здесь он стал зарабатывать на жизнь преподаванием. Не задерживаясь подолгу на одном месте, Джордано постепенно переместился в Европу.
Во Франции на Бруно обратил внимание присутствовавший на одной из его лекций король Генрих III Французский, на которого произвели впечатления знания и память выступавшего. Он пригласил Бруно ко двору и предоставил ему несколько лет (до 1583) спокойствия и безопасности, а позднее дал рекомендательные письма для поездки в Англию.
Сначала 35-летний философ жил в Лондоне, а затем в Оксфорде, но после ссоры с местными профессорами опять перебрался в Лондон, где издал ряд трудов, среди которых один из главных – «О бесконечности вселенной и мирах» (1584). В Англии Джордано Бруно безуспешно пытался убедить высокопоставленных лиц елизаветинского королевства в истинности идей Коперника, согласно которым Солнце, а не Земля, находится в центре планетарной системы.
Не смотря на покровительство высшей власти Англии, уже через два года, в 1585 году он вынужден был фактически сбежать во Францию, затем в Германию, где ему тоже было вскоре запрещено читать лекции.
В 1591 году Бруно принял приглашение от молодого венецианского аристократа Джованни Мочениго для обучения искусству памяти и переехал в Венецию.
Нужно заметить, что Бруно считался знатоком искусства памяти. Он написал книгу по мнемонической технике «О тенях идей» и «Песнь Цирцеи». Именно этим был обусловлен выбор знатного аристократа.
Однако вскоре отношения Бруно и Мочениго испортились. 23 мая 1593 года Мочениго направил венецианскому инквизитору свой первый донос на Бруно, в котором писал:
«Я, Джованни Мочениго, доношу долгу совести и по приказанию духовника, что много раз слышал от Джордано Бруно, когда беседовал с ним в моём доме, с что мир вечен и существуют бесконечные миры… что Христос совершал мнимые чудеса и был магом, что Христос умирал не по доброй воле и, насколько мог, старался избежать смерти; что возмездия за грехи не существует, что души, сотворенные природой; переходят из одного существа в другое. Он рассказывал о своём намерении стать основателем новой секты под названием «новая философия». Он говорил, что Дева Мария не могла родить; монахи позорят мир; что все они – ослы; что у нас нет доказательств, имеет ли наша вера заслуги перед Богом».
25 мая и 26 мая 1592 года Мочениго направил на Бруно новые доносы, после чего философ был арестован и заключен в тюрьму. Началось следствие.
17 сентября из Рима поступило требование к Венеции о выдаче Бруно для суда над ним в Риме. Общественное влияние обвиняемого, число и характер ересей, в которых он подозревался, были так велики, что венецианская инквизиция не отважилась сама окончить этот процесс.
27 февраля 1593 года Бруно был перевезен в Рим, где и пробыл в различных тюрьмах долгих шесть лет.
20 января 1600 года папа Климент VIII одобрил решение конгрегации и постановил передать брата Джордано в руки светской власти.
9 февраля инквизиционный трибунал своим приговором признал Бруно «нераскаявшимся упорным и непреклонным еретиком». Бруно был лишён священнического сана и отлучен от церкви. Его передали на суд губернатора Рима, поручая подвергнуть его «самому милосердному наказанию и без пролития крови», что означало требование сжечь живым.

В то время подобная казнь была широко распространена так как, по мнению католической церкви, пламя было средством «очищения» и могло спасти душу приговоренного.
В ответ на приговор Бруно заявил судьям: «Вероятно, вы с большим страхом выносите мне приговор, чем я его выслушиваю», и несколько раз повторил — «Сжечь – не значит опровергнуть!»

2По решению светского суда 17 февраля 1600 года Бруно предали сожжению в Риме на площади Цветов. Палачи привели Бруно на место казни с кляпом во рту, привязали к столбу, что находился в центре костра, железной цепью и перетянули мокрой веревкой, которая под действием огня стягивалась и врезалась в тело. Последними словами Бруно были: «Я умираю мучеником добровольно, но и знаю, что моя душа с последним вздохом вознесется в рай».

Когда с великим еретиком расправились, взялись за его труды. На многие годы работы Джордано Бруно были занесены в католический Индекс запрещенных книг и были в нём до последнего издания в 1948 году.
Космология до Бруно.
При всем многообразии космологических воззрений, развивавшихся в эпоху, предшествующую деятельности Джордано Бруно, они характеризовались рядом общих черт, отличающих их от современных представлений об устройстве Вселенной:
1. Существование центра мира.
В унаследованной от греков геоцентрической системе мира, центральным телом во Вселенной являлась Земля. В гелиоцентрической системе мира – Солнце. В обеих системах эти тела играли роль неподвижной точки отсчета, относительно которой отмеряются все движения. Эти представления оспаривались некоторыми мыслителями. В первую очередь, античными атомистами, считавшими Землю только центром нашего мира, но не всей бесконечной Вселенной, в которой существует бесконечное множество других миров. Однако эти воззрения не пережили позднюю античность и не распространялись в Средние века.
2. Конечность мира, имеющего свои границы.
В античность и Средние века мир считался конечным и ограниченным. При этом предполагалось, что граница мира может непосредственно наблюдаться – это сфера неподвижных звезд.
Предметом споров был вопрос о том, что находится за пределами мира: перипатетики вслед за Аристотелем полагали, что вне мира нет ничего (ни материи, ни пространства), стоики считали, что там находится бесконечное пустое пространство, атомисты полагали, что за пределами нашего мира находятся другие миры.
На закате античности появилось религиозно-мистическое учение герметизм, согласно которому вне мира может находиться область нематериальных существ – божеств, духов и демонов. Так, в одном из приписываемых Гермесу Трисмегисту произведений, «Асклепии», говорится:
«Что касается до пространства за пределами мира (если оно вообще существует, во что я не верю), то оно должно быть, по моему мнению, заполнено разумными существами, представляющими его божественность, так что чувственный мир полон живых существ».
3. Существование небесных сфер.
После Аристотеля большинство античных астрономов считали, что планеты в своем движении переносятся материальными сферами, состоящими из особого небесного элемента – эфира; небесные сферы приводятся в движение «неподвижными двигателями», или «интеллигенциями», имеющими нематериальную, духовную природу, а первичным источником всех движений во Вселенной является расположенный на границе мира Перводвигатель.
«Неподвижные двигатели» в Средние века обычно отождествлялись с ангелами, Перводвигатель – с Богом-Творцом.
4. Противопоставление «земного» и «небесного».
Многие древнегреческие философы думали, что небесные тела состоят из той же материи, что встречается на Земле. Некоторые пифагорейцы (Филолай Кротонский и др.) считали Землю одной из планет, Обращавшейся вокруг Центрального огня — очага Вселенной. Однако, начиная с поздней античности, Получила распространение точка зрения Аристотеля, согласно которой небесные сферы состоят из особого элемента – эфира, свойства которого не имеют ничего общего с элементами земли, воды, воздуха и огня, составляющих «подлунный мир». В частности, эфиру не присущи тяжесть или легкость, по своей природе он совершает только равномерные круговые движения вокруг центра мира, он вечен и неизменен.
Эта точка зрения доминировала в Средние века, как среди ученых стран ислама, так и христианских стран. Хотя в трудах некоторых из них грань между «земным» и «небесным» оказывалась достаточно размытой.
5. Единственность нашего мира.
Некоторые античные мыслители высказывали мнение о существовании за границей нашего мира других миров. Однако начиная с поздней античности доминировало мнение Платона, Аристотеля и стоиков, что наш мир (с Землёй в центре, ограниченный сферой неподвижных звезд) является единственным.
Дискуссия о логических следствиях существования иных миров развернулась среди европейских схоластов в конце XIII-XIV вв. Тем не менее, эта возможность считалась сугубо гипотетической, хотя бесконечно всемогущий Бог и мог создать другие миры, но не сделал этого.
Хотя отдельные мыслители считали возможным отказаться от одного или нескольких этих положений, вся система этих постулатов в целом сохранялась непоколебимой. Основной заслугой Джордано Бруно в космологии является создание новой картины мира, в которой осуществлен отказ от каждого из этих положений.
Основные положения космологии Бруно
1. Мир без центра.
По-видимому, Бруно пришел к мысли о возможности движения Земли еще в юности, в результате изучения античных авторов, упоминавших о такой возможности. Он разработал собственную «теорию», согласно которой Солнце обращается вокруг Земли в плоскости экватора, при этом Земля совершает суточное вращение вокруг своей оси и одновременно годичные колебания вдоль той же оси.
Позднее ознакомившись с книгой Коперника «О вращении небесных сфер», он стал ревностным пропагандистом гелиоцентризма. Его диалог «Пир на пепле» является одним из первых печатных трудов, посвященным пропаганде и осмыслению нового мира.
Восхищение великим польским астрономом Бруно пронес через всю свою жизнь. Но это не мешало Бруно критиковать Коперника за то, что тот знал «математику более чем природу»: по мнению Бруно, Коперник недостаточно продумал физические последствия своей теории. В частности, Коперник по-прежнему считал звезды находящимися на одной, причем материальной, сфере, в чем в гелиоцентрической системе не было необходимости.
Кроме того, Бруно считал неверным постулируемую Коперником абсолютную неподвижность Солнца. По мнению Джордано, Солнце может вращаться вокруг своей оси. В работе «О безмерном и неисчислимых» он предположил, что Солнце совершает также поступательное движение: и Земля и Солнце движутся вокруг центра планетной системы, причем Земля – в плоскости экватора (а не эклиптики), а Солнце – по наклонному кругу. Сложение этих двух движений дает в геоцентрической системе отсчета видимое движение Солнца по эклиптике. Будучи достаточно слабым в геометрии, Бруно не занимался математическим развитием этой модели.
В многочисленных спорах Бруно приходилось опровергать доводы против движения Земли, выдвигавшиеся учеными того времени. Часть из них носит сугубо физический характер. Так, стандартный довод сторонников неподвижности Земли заключался в том, что на вращающейся Земле камень, падающий с высокой башни, не сможет упасть к ее основанию. Быстрое движение Земли оставило бы его далеко позади – на западе. В ответ Бруно в диалоге «Пир на пепле» приводит пример с движением корабля: «еcли бы приведенная логика, характерная для сторонников Аристотеля, была верна, то отсюда вытекало бы, что когда корабль плывет по морю, то никогда и никто не смог бы тянуть что-нибудь по прямой с одного его конца до другого и невозможно бы было сделать прыжок вверх и опять стать ногами на то место, откуда подпрыгнули. Значит, с Землей движутся все вещи, находящиеся на Земле».
Другие доводы противников гелиоцентризма относились к противоречию вращения Земли тексту Священного Писания. На это Бруно отвечал, что Библия написана языком, понятным простым людям, и если бы ее авторы давали четкие с научной точки зрения формулировки, она не смогла бы выполнять свою основную, религиозную миссию:
«Во многих случаях глупо и нецелесообразно приводить много рассуждений скорее в соответствии с истиной, чем соответственно данному случаю и удобству. Например, если бы вместо слов: «Солнце рождается и поднимается, переваливает через полдень и склоняется к Аквилону» — мудрец сказал: «Земля идет по кругу к Востоку и, покидая солнце, которое закатывается, склоняется к двум тропикам, от Рака к Югу, от Козерога к Аквилону», — то слушатели стали бы раздумывать: «Как? Он говорит, что Земля движется? Что это за новости?» В конце концов, они сочли бы его за глупца, и он действительно был бы глупцом».
Вопрос о противоречии гелиоцентризма Священному Писанию поднимался и на суде над Бруно.
2. Бесконечная Вселенная.
В средневековой космологии в качестве основного аргумента в пользу конечности мира использовался довод «от обратного», принадлежащий еще Аристотелю: если бы Вселенная была бесконечной, то суточное вращение небосвода происходило бы с бесконечной скоростью. Джордано Бруно отверг этот тезис обращением к гелиоцентрической системе, в которой вращение небосвода является лишь отражением вращения Земли вокруг оси, следовательно, ничто не препятствует считать Вселенную бесконечной.
«Небо, следовательно, едино, безмерное пространство, лоно которого содержит все, эфирная область, в которой все пробегает и движется. В нем – бесчисленные звезды, созвездия, шары, солнца и земли, чувственно воспринимаемые; разумом мы заключаем о бесконечном количестве других. Безмерная, бесконечная Вселенная составлена из этого пространства и тел, заключающихся в нем… Существуют бесконечное поле и обширное пространство, которое охватывает все и проникает во все. В нем существуют бесчисленные тела, подобные нашему, из которых ни одно не находится в большей степени в центре вселенной, чем другое, ибо Вселенная бесконечна, и поэтому она не имеет ни центра, ни «края».
3. Разрушение небесных сфер.
В диалоге «О бесконечности, Вселенной и мирах» Бруно дополняет астрономические доводы в пользу бесконечности Вселенной своеобразными теологическими аргументами.
Первый из них – это принцип полноты: из бесконечного всемогущества Бога вытекает, что сотворенная им Вселенная также бесконечна. Вторым аргументом у Бруно выступает принцип отсутствия достаточного основания, также в теологической версии: у Бога не было основания сотворить миры в одном месте и не сотворить их в другом. В данном случае также используется бесконечность как атрибут Бога, но не столько в виде его бесконечного всемогущества, сколько в виде его бесконечной благости: поскольку божественная благость бесконечна, количество миров также бесконечно.
По мнению Бруно, Бог не только мог сотворить бесконечный мир, но и обязан был сделать это – поскольку это еще больше увеличит его величие.
Приводится также и другой аргумент античных сторонников бесконечности Вселенной: аргумент Архита Тарентского о человеке, вытягивающем руку или палку на краю Вселенной. Допущение о невозможности этого кажется Бруно нелепым, следовательно, Вселенная не имеет границ, то есть бесконечна.
Дополнительная аргументация в пользу бесконечности Вселенной приведена в диалоге «О причине, начале и едином», посвященном, главным образом, различным метафизическим вопросам. Бруно утверждает, что внутри материи имеется некое движущее начало, которое он называет «внутренним художником» или Мировой душой; это внутреннее начало способствует тому, что единая материя приобретает те или иные виды, выражается в разных формах. При этом Вселенная практически (хотя и не до конца) отождествляется с Богом. Таким образом, по мнению Бруно, вне мира, материи, Вселенной ничего нет; ее ничто не ограничивает, в том числе в геометрическом плане. Следовательно, Вселенная бесконечна.
4. Крах «духовного» мира
Джордано Бруно критикует тех мыслителей, которые, считая Вселенную пространственно бесконечной, предполагали существование за пределами материального мира другого, духовного мира. По мнению Бруно, Вселенная едина и повсюду подчиняется одним и тем же законам.
Им провозглашается единство материи Земли и неба; Аристотелева «пятого элемента» (эфира), не подверженного никаким изменениям, — не существует.
«Ошибаются, следовательно, те, которые говорят, что эти окружающие нас светящиеся тела являются известными пятыми сущностями, имеющими божественную природу, противоположную тем телам, которые находятся вблизи нас и вблизи которых мы находимся; они ошибаются подобно тем, которые утверждали бы это о свече или светящемся кристалле, видных нам издали».
Как следствие, во Вселенной нет ничего вечного: планеты и звезды рождаются, изменяются, умирают. В обосновании тезиса о тождественности субстанции Земли и неба Бруно приводит также новейшие астрономические открытия, в том числе установление небесной природы комет, кратковременность проявления которых наглядно свидетельствует о происходящих во Вселенной.
5. Другие миры.
Следствием принципиального тождества земной и небесной материи является гомогенность структуры мироздания: те материальные структуры, которые мы видим вокруг себя, должны существовать повсюду во Вселенной. В частности. Повсюду должны существовать планетные системы, подобные Солнечной:
«Существуют… неисчислимые солнца, бесчисленные земли, которые кружатся вокруг своих солнц, подобно тому, как наши семь планет кружатся вокруг нашего Солнца».
Более того, все эти миры могут (и, более того, должны) быть обитаемы, как наша планета. Планетные системы, а иногда сами планеты Бруно называл мирами. Эти миры не отделены друг от друга непроницаемыми границами; всё, что их разделяет – это пространство.
Бруно был первым, кто полагал, что, по крайней мере, некоторые звезды являются далекими солнцами, центрами планетных систем. Правда, здесь он проявлял некоторую осторожность, не исключая, что некоторые из звезд могут быть далекими планетами нашей Солнечной системы, просто их движение вокруг Солнца незаметно, вследствие их огромных расстояний и длительных периодов обращения.
Отказ от представления о существовании материальных небесных сфер, несущих на себе светила, вынудило Бруно искать альтернативное объяснение причины небесных движений. Следуя натурфилософии того времени, он полагал, что если какое-либо тело не приводится в движение чем-то внешним, то оно приводится в движение своею собственной душой; следовательно, планеты и звезды – живые, одушевленные существа гигантского размера. Более того, они наделены разумом. Как и многие другие философы того времени, во всякой регулярности, наблюдаемой в природе, Бруно видел проявление некоторого интеллекта. Как он сказал на суде в Риме:
«Что Земля – разумное животное – это ясно из её разумного и интеллектуального действия, которое видно в правильности её движения вокруг собственного центра, и вокруг Солнца, и вокруг оси своих полюсов, каковая правильность невозможна без интеллекта скорее внутреннего и собственного, чем внешнего и чужого».
Роль космологии в судебном процессе над Бруно.
Судьба Джордано Бруно – суд инквизиции и смерть на костре 17 февраля 1600 года, — давала многим историкам основание считать его «мучеником науки». Но точные причины осуждения Джордано Бруно с достоверностью неизвестны. В тексте приговора сказано, что ему инкриминируется восемь еретических положений, однако сами эти положения (за исключением отрицания им догмата Святого причастия) не приведены.
Во время венецианской фазы суда над Бруно (1592-1593) космологические вопросы практически не затрагивались, инквизиция ограничивалась антихристианскими заявлениями мыслителя (отрицание догмата евхаристии, непорочного зачатия, божественной природы Иисуса Христа и т.п.; его критикой порядков в католической церкви), от которых он в конечном итоге отрекся.
Религиозные взгляды Бруно интересовали следствие и на римской стадии процесса (1593-1599). В вину Бруно ставилась также его критика порядков в католической церкви и связь с протестантскими монархами, а также натурфилософские и метафизические взгляды Бруно. Все это позволяет современным историкам сделать вывод, что Бруно нельзя однозначно считать «мучеником науки».
Что касается неортодоксальных космологических взглядов Бруно, то на венецианской части следствия речь о них зашла только на третьем допросе, когда Бруно представил суду краткое изложение своих философских воззрений:
«Я провозглашаю существование бесчисленных отдельных миров, подобных миру этой Земли. Вместе с Пифагором я считаю её светилом, подобным Луне, другим планетам, другим звёздам, число которых бесконечно. Все эти небесные тела составляют бесчисленные миры. Они образуют Бесконечную Вселенную в бесконечном пространстве».
На римской стадии трибунала Бруно был допрошен относительно существования других миров, причем на требование отречься от своих взглядов он ответил отказом. То же самое касается и его письменных ответов на замечания трибунала.
Защита учения о множественности миров содержится также в доносах на Бруно со стороны Мочениго и соседей по камере. О том, какое раздражение это учение вызывало у церковных кругов, видно также из письма иезуита Аннибале Фантоли. Он пишет:
«В самом деле, если бы существовало бесчисленное множество миров, в таком случае, как следовало бы истолковывать христианское учение об искупительной жертве Спасителя, свершившейся единожды и для всех?»
Более того, несмотря на отсутствие формального запрета гелиоцентризма, суд интересовала и позиция Бруно по вопросу о движении Земли. Инквизиторы отмечали противоречие этой концепции некоторым местам из Священного Писания:
«На текст священного писания: «Земля же стоит вечно», и в другом месте: «Восходит солнце, и заходит солнце», — [Бруно] отвечал, что здесь подразумевается не пространственное движение или стояние, а рождение и уничтожение, то есть земля всегда пребывает, не становится ни новой, ни старой. – «Что же касается солнца, то скажу, что оно не восходит и не заходит, а нам кажется, что оно восходит и заходит, ибо земля вращается вокруг своего центра; и считают, что оно восходит и заходит, ибо солнце совершает воображаемый путь по небосводу в сопровождении всех звезд». И на возражение, что это его положение противоречит авторитету святых отцов, отвечал, — что это противоречит их авторитету не постольку, поскольку они являются благими и святыми примерами, а постольку, поскольку они в меньшей степени были практическими философами и были менее внимательны к явлениям природы».
На основании этих соображений и светские, и католические историки делают вывод, что космологические представления Бруно сыграли определённую роль в его осуждении.
Согласно реконструкции итальянского историка Луиджи Фирпо, одно из восьми еретических положений Бруно заключалось в том, что он «утверждал существование множества миров и их вечность». По мнению этого автора, вопрос о движении Земли вряд ли был включен в число этих положений, однако его могли ввести в расширенную версию обвинения. Более того, в религиозных вопросах Бруно был готов пойти на компромисс со следствием, отрекшись от всех своих антихристианских и антиклерикальных высказываний, и только в космологических и натурфилософских вопросах он оставался непреклонным.
Характерно, что, когда Кеплеру предложили занять кафедру математики и астрономии в Падуанском университете, он отказался, представив следующую мотивировку:
«Я родился в Германии и привык везде и всегда говорить правду, а потому не желаю взойти на костер подобно Джордано Бруно».
По мнению автора одного из наиболее серьезных исследований процесса над Бруно Морица Финоккьяро, если суд над Галилеем представляет конфликт между наукой и религией, то про суд над Бруно можно сказать, что он представляет конфликт между философией и религией.
Космология Бруно в свете современной науки
Хотя с исторической точки зрения космологию Бруно необходимо рассматривать в контексте философских, научных и религиозных споров конца XVI – начала XVII вв., в популярной литературе она часто сопоставляется с научной космологией современности. При этом выясняется, что нарисованная Бруно картина во многих отношениях напоминает современную картину Вселенной.
Утверждение Бруно об отсутствии центра и равноправии всех мест Вселенной близки к современным формулировкам космологического принципа.
Ещё в XVII веке наука отказалась от догмы о существовании границы мира. Выбор между космологическими моделями с конечным и бесконечным пространством является делом будущего, но согласно современным инфляционным моделям Вселенной она является бесконечной.
Тождественность физической природы Солнца и звезд была установлена ещё в XIX веке.
В современную космологию прочно вошло представление о существовании других Вселенных, предсказываемых хаотической теорией инфляции. Хотя законы природы в разных областях этой Мультивселенной должны отличаться, все эти миры, как предполагается, описывает единая физическая теория. Другие Вселенные, составляющие Мультивселенную, не наблюдаемы из нашего мира, так что они скорее похожи на миры в космологии Демокрита, чем в космологии Бруно.
Вопреки мнению Бруно, Вселенная в целом, согласно теории Большого Взрыва, находится в состоянии эволюции. Бесконечности Вселенной не противоречит факт её расширения: бесконечность может увеличиваться!
Существование жизни на других планетах к настоящему времени не подтверждено, а существование разумной жизни ставится под сомнение.
По причине весьма поверхностного знания математики, Бруно полагал, что Луна не является спутником Земли, но обе они являются равноправными планетами.
Один из основных постулатов Бруно, — всеобщая одушевленность материи, — так же далек от современной науки, как и от науки XVII века.
Вклад Джордано Бруно в современную науку по достоинству оценен потомками. Недаром 9 июня 1889 года в Риме был торжественно открыт памятник на той самой площади Цветов, на которой около 300 лет тому назад его предали казни. Статуя изображает Бруно во весь рост. Внизу на постаменте надпись: «Джордано Бруно – от столетия, которое он предвидел, на том месте, где был зажжён костёр».

3

Памятник Джордано Бруно в Риме на Кампо деи Фиори, месте его казни

На 400-летие смерти Бруно кардинал Анджело Содано назвал казнь Бруно «печальным эпизодом», но, тем не менее, указал на верность действий инквизиторов, которые, по его словам, «сделали все возможное, чтобы сохранить ему жизнь». Глава Римско-католической церкви также отказался рассмотреть вопрос о реабилитации, считая действия инквизиторов оправданными.

Автор: Игорь Остин
Источник: Журнал «Открытия и гипотезы» № 1 2013 г.
Источник: http://graniserdca.by/kosmologia-dzhordano-bruno.html