Живая Этика и наука Гиндилис Л.М.

В этой работе мы попытаемся обсудить вопрос о соотношении между Живой Этикой и наукой, о том, как относится Живая Этика к науке, какую роль отводит она ей в эволюции человеческого общества, как должна измениться сама наука, чтобы выполнить свое предназначение, каковы тенденции ее развития, сближающие науку с Живой Этикой.

1. Введение

Прежде всего, необходимо отметить, что Живая Этика по своему содержанию неизмеримо шире науки. Это Учение, данное Великими Учителями человечества через семью Рерихов на переломном этапе развития планеты, представляет собой новый аспект Единой и Вечной Истины, новую часть ее, соответствующую современному уровню сознания человечества.

Как правильно подчеркивает С.Ю.Ключников, Живая Этика не является ни религией, ни наукой, ни философской системой (в том смысле, как это понимается в рамках европейской традиции)[1]. Это синтетическое Учение объемлет и науку, и религию, и философию; оно включает этику и эстетику, практику духовного совершенствования. И йогу — как руководство для установления связи с Высшими Мирами, с Высшими Космическими Силами и овладения высшими космическими энергиями. Отсюда и другое название Учения — Агни Йога.

В контексте данной статьи под наукой понимается не какая-то конкретная область знания, не какая-то конкретная наука, например, физика или биология, а наука вообще. Не пытаясь дать какого-либо исчерпывающего описания или определения науки, отметим лишь некоторые ее черты, которые будут важны для его обсуждения. «Научное знание, — отмечает Г.Н.Волков, — еще не есть наука, точно так же, как человек знающий, эрудированный еще не есть ученый. Только создавая новое знание, человек заслуживает звание ученого. Точно так же наука имеет место лишь там, где идет процесс создания нового знания»[2]. Эту же мысль подчеркивают и другие исследователи. Таким образом, наука — это не застывший свод знаний, а живой развивающийся организм, основной функцией которого является деятельность по добыванию нового знания.

В процессе развития науки одна парадигма сменяет другую, но при этом происходит не просто замена одного знания другим, а его расширение, ибо ядро старой парадигмы, как правило, включается в новую. То есть, в процессе развития науки имеет место преемственность. Я думаю, нелишне это подчеркнуть в наш век огульного отрицания и нигилизма. Расширение знаний приводит к расширению горизонта, то есть той границы, где наука соприкасается с Непознанным. Здесь, вблизи этой границы, возникают новые идеи, появляются новые факты, формируются новые гипотезы и теории. Поэтому с расширением знания поток новых проблем не иссякает, а напротив — усиливается (Этот процесс находит обоснование в известной теореме Геделя.)

Итак, важнейшим атрибутом науки является ее познавательная функция. Однако познание окружающего мира может совершаться не только научным путем, но и, например, в художественных или религиозных формах. При художественном, эстетическом способе освоения действительности, носителем его является искусство. В отличие от науки, которая оперирует логико-рассудочным аппаратом, искусство дает образное (или эмоционально-образное) отображение действительности. Поэтому его часто характеризуют, как «мышление и образах», в то время как для науки характерно «мышление в понятиях».

Заметим, что между сферами науки и искусства нет резкой, непроходимой грани. Если главным атрибутом искусства является Красота, то и в науке это качество порою имеет решающее значение. Так, мы говорим о красивом решении задачи (например, в математике) — такое решение доставляет истинное эстетическое наслаждение — или о красивой теории. Причем красота, как правило, становится синонимом истины и в науке. Отношение общества к науке с течением времени менялось.

Начиная с эпохи Возрождения (более ранние эпохи мы здесь не затрагиваем), роль науки неизменно связывалась в общественном сознании с прогрессом человеческого общества. Она рассматривалась не только как средство улучшения материальных условий жизни, но и как свидетельство торжества человеческого разума, проявления его беспредельных творческих возможностей. В наше время эта эйфория сменилась критическим (часто даже негативным) отношением к науке. Это связано с тем, что сейчас, на грани смены эпох, ярко проявились отрицательные черты созданной с помощью науки техногенной цивилизации.

Быстрое исчерпывание природных ресурсов, загрязнение окружающей среды (не говоря уже о создании средств массового уничтожения) поставили человеческую цивилизацию на грань катастрофы. Более того, прогресс внешних материальных форм жизни, как справедливо подчеркивает Ключников, «привел к деградации внутренней душевной сущности человека, дегуманизации его сознания и очерствлению сердца[3]. Ответственность за подобное положение вещей современный человек все в большей мере склонен возлагать на науку.

Критическое отношение к науке проникло в массовое сознание. Ругать науку стало МОДНЫМ. Люди, еще недавно возглашавшие ей «Осанна», теперь настойчиво кричат: «распни ее!». Я думаю, помимо перечисленных выше объективных факторов, одной из причин такого изменения отношения к науке является и «субъективный» фактор. В преддверье глубочайших преобразований, накануне ломки всей старой парадигмы, сильно активизировались деструктивные; элементы. Не имеющие опыта научных исследований, не знакомые с научной методологией, часто не умеющие логически мыслить и не обладающие элементарной дисциплиной мышления, эти люди самоутверждаются в наскоках на науку, разоблачая ее действительные и мнимые ошибки. Маскируя собственное невежество, они облекают свои построения в оболочку наукообразных терминов, думая таким образом создать «новую науку». Это сорняк, бурно разрастающийся в пограничных, еще «неокультуренных» областях знания. Но именно здесь, как мы говорили, зарождаются истинные ростки нового знания. Суметь отличить зерно от плевел — будет проявлением распознавания, развивать которое призывает и учит нас Живая Этика. Как же относится Живая Этика к науке?

2. Новый Мир войдет в доспехах лучей лабораторных.

Живая Этика учит, что все в миро биполярно, все имеет свои положительные и отрицательные стороны. Это справедливо в отношении ко всему сущему, в том числе и в отношении науки. В книгах Учения, в «Письмах Елены Рерих» можно найти немало суровых замечаний в адрес науки. Вместе с тем, мы не только не найдем там отрицания науки, но, напротив, обнаружим утверждение подлинно научного пути в Новый Мир.

О науке говорится во всех книгах Учения. При этом указывается на необходимость научного подхода применительно к таким понятиям и категориям, которые принято относить к трансцендентальной сфере. Рамки настоящей статьи не позволяют подробно проанализировать весь этот бесценный материал. Остановимся только на некоторых важнейших положениях.

Известно, что Учение резко выступает против всякой насильственной магии. «Не колдовство, но знание даст человеку путь преображения». (А.Й., 357)[4]. Что здесь подразумевается под знанием? Знание, о котором идет речь в Учении, тесно связано с наукой. В книге «Община» говорится: «Как примирить Учение с наукой? Если науки преподает точное знание, то Учение и есть наука». (Общ, 154) И там же: «… у Нас лишь космический научный метод». (Общ.,09) Конечно, он неизмеримо шире метода современной науки, ибо включает весь предшествующий опыт развития человеческих цивилизаций, как па Западе, так и на Востоке, и знания, еще недоступные современной науке. Учение призывает расширить научный метод и указывает, как это сделать. «Нужно научиться сочетать знание прошлого со стремлением к будущему ….» (А.Й.,575) «Также можно применить все западные методы познавания, ибо не вижу разницы Запада и Востока, когда на вершинах изысканий! Нужно всячески сглаживать условные разделения невежества». (Иер.,64) «Мы не против лабораторий и западных методов, но просим добавить честность, работоспособность и мужество непредубежденности». (Иер., 71) — Очень актуальное и сегодня требование для многих ученых!

Современная наука основана на опыте, наблюдениях и эксперименте. Обобщая результаты опыта, она не просто объясняет явления, но позволяет делать определенные предсказания. Степень их подтверждения и является критерием истинности научного знания. Живая Этика также строится на основе опыта и использует научный прогноз. «Учение Наше создано из опыта и прогноза. <…> Мы враги необоснованных фантазий, поприветствуем каждый целесообразный прогноз». (А.Й., 128)

Живая Этика особенно подчеркивает опытное основание знания. «Мы всегда настаиваем на опытном познавании». (А.Й., 402) «Явление в жизни Учения происходит не среди выдуманных обрядов, но по основанию опыта». (А.Й., 404) Конечно, опыт в Учении трактуется более широко, он включает такие несвойственные современной науке методы, как например, практика духовного совершенства. Но при этом не исключаются и экспериментальные методы современной науки. Экспериментальная наука является основой техники. Выступая против бездуховности современной машинной цивилизации, Учение не отрицает достижений техники: «Правильно думаете, что без достижений техники невозможна община. Каждая община нуждается в технических приспособлениях, и Нашу Общину нельзя мыслить без упрощения жизни. Нужна явленная возможность применять достижения науки, иначе мы обратимся в обоюдную тягость». (Общ., 119) .

Теперь пора уточнить, что когда в Учении говорится о лабораторных исследованиях, имеется в виду существенное расширение их арсенала и, прежде всего, распространение этих методов на психические явления.

«Мы не игнорируем методов западной науки, но полагаем в основу психическую энергию». (Общ., 198)

«…нужно понять значение психической энергии в наступающей эволюции и научно изучать ее проявления. Незачем пробовать все на зрелищах в виде фокусов». (Общ., 219)

«Говорил, что община невозможна без техники; в это понятие включалась техника физическая и психическая; иначе общинники будут походить на заводные игрушки». (Общ., 175)

«Скажите, чтобы яро выражали желание связать нить физически зримого с физически весомым, но обычно не воспринимаемым глазом». (Общ., 250)

В другом месте, касаясь исследований психической энергии, Учитель утверждает: «Можно принять легко то, что поддается физическим измерениям». (А.Й.,329) «…материальность психической энергии может легко быть установлена физическим способом. <…> Значит духовные устремления вовсе не отвлеченны и могут быть измерены. <…> Обращайте внимание на материальность духовности…». (А.Й., 590)

Так в Учении устанавливаются материальные основы этических и духовных понятий. Эта мысль неоднократно подчеркивается в книгах Учения, разъясняется к «Письмах» Е.И.Рерих.

Связь духовного с материальным имеет и другую сторону: наука, лишенная духовности, не имеет будущего. «Так можно указать ученым, что книги, лишенные духа психической энергии и Огня Космического не могут дать ту науку, которую нужно дать человечеству. <…> Потому человечество должно задуматься над тем, как сблизить психические явления с физическим миром. Иначе утвержденная наука и книжничество могут оказаться за пустым столом». (Иер., 366)

Разумеется, в книгах Учения содержатся не только общие положения, но и много ценных указаний — о фотографировании аур, о чтении мыслей (с точки зрения передачи токов), об измерении веса человека при различных мыслях, о химизме планетных лучей, о магнитных токах, как каналах межпланетных коммуникаций, о влиянии солнечной активности на земные процессы и на самого человека и т.д. Они могут составить программу для научных изысканий, как сегодняшнего, так и завтрашнего дня.

Теперь об отношении Рерихов к науке. Известно, что еще в молодые годы Николай Константинович серьезно занимался археологией. Позднее, во время экспедиций по Азии, он изучал древние и современные культуры, исследовал пути переселения народов. Елена Ивановна была крупнейшим знатоком и исследователем Восточной философии. Юрий Николаевич — выдающимся ученым востоковедом с мировым именем. Даже Святослав Николаевич, который связал свою жизнь с искусством, серьезно интересовался ботаникой, занимался изучением и сбором лекарственных растений.

Среди некоторых кругов оккультистов бытует довольно распространенное мнение, что наука не имеет никакого значения, ибо все содержится в древних знаниях, надо лишь суметь извлечь оттуда необходимые сведения. В противоположность такой точке зрения, Н.К.Рерих подчерки вал, что именно наука должна дать человечеству те знания, намеки о которых содержались в древнейших символах. «Несомненно, — писал он, — что область мысли, области, открытия тончайшей всеначальной энергии суждено ближайшим дням человечества. Таким образом, именно наука, называйте ее материальной или позитивной, или как хотите, но именно научное познание откроет человечеству области, о которых намекали уже древнейшие символы. <…> Таким образом, в различных областях науки древние знания выявляются под новым вполне современным аспектом».[5]

Подчеркивая значение научного подхода, Н.К.Рерих обращает внимание на необходимость, прежде всего, собирать факты — собирать их беспристрастно и непредубежденно, не спешить с преждевременными выводами. «Также люди нередко своими преждевременными выводами сами же нарушают возможности значительных явлений. Грубейшие рассуждения при тончайших проявлениях лишь вредят. Прежде всяких самовольных выводов следует непредубежденно собирать факты. Пусть при этом назовут вас материалистами, — неважно, как будут определять ваши методы. Но, прежде всего, важно проявить во всех отношениях беспристрастие. Фильма — материальный предмет. Никто не заподозрит фильму и фотографический аппарат в чем-то «сверхъестественном». Но если эти материальные предметы отметят нечто тончайшее, то все равно каким путем и каким методом, лишь бы новые факты проникали в человеческое сознание. Все расширяющее и дающее новые возможности должно быть принимаемо с признательностью».[6]

Эту же мысль Н.К.Рерих подчеркивает и в другой статье. «Надо собирать все факты, еще не вошедшие в элементарные учебники. Надо нанизать эти факты с полнейшей добросовестностью, не презирая и не высокомерничая. Также без лицемерия, ибо за ним скрыт личный страх, иначе невежество».[7]

Сейчас, когда много исследователей, не имеющих достаточного опыта, вовлекаются в изучение тонких энергий и феноменов, приходится сталкиваться с определенным нетерпением, желанием быстро (и без большого труда) получить желаемые результаты. Николай Константинович предупреждает против такого легкомыслия. Он нацеливает на необходимость серьезного долговременного изучения. «Наступило время установления ценности находимых лучей и энергий. Предстоят долговременные, сознательные опыты над воздействием и последствиями радия, Х-лучей и всей той мощи, которая незримо напитывает и нагнетает атмосферу планеты.

Без отрицания, в упорном познании нужно предпринять лабораторный опыт именно многолетних изучений. Там же будет исследоваться и психическая энергия, физиология духа, и светоносность, и мысль, и жизнедатели, и жизнехранители. Огромное целебное и творческое поле, и в самой длительности опытов отразится безбоязненность перед беспредельностью».[8]

Как известно, научному методу присущ критический подход. Часто он порождает скепсис — не всегда оправданный. Н.К.Рерих отмечает: «Скепсис хорош лишь в разумности, но как сомнение невежества он будет лишь разлагателем. Между тем весь мир сейчас особенно ярко разделился на разрушителей и созидателей. С кем будем.?».[9]

Лучшей иллюстрацией отношения Рерихов к науке можно считать создание в Кулу Института «Урусвати», в работе которого деятельное участие принимали все члены семьи Рерихов. Известно, что институт проводил исследования по широкому кругу проблем современной науки, поддерживал тесные творческие и деловые связи со многими учреждениями и ведущими учеными в различных странах мира. При этом Елена Ивановна, Николай Константинович особо интересовались исследованиями, проводившимися на передовом рубеже развития науки, прежде всего, исследованиями психической энергии. Это не случайно, ибо исследованию психической энергии в наше время придается особое значение. «Непредубежденная наука устремляется в поисках за новыми энергиями в пространство, этот беспредельный источник всех сил и всего познания. Наш век есть эпоха энергетического мировоззрения».[10]

«Правда, мы радуемся каждому достижению, будет ли это в области искусства или науки, — писал Николай Константинович. — Мы глубоко интересуемся передачей мысли на расстояние и всем, сопряженным с энергией мысли. Об этом уже давно наша беседа с Бехтеревым, с Райном, с Метальниковым».[11] О том же пишет и Елена Ивановна: «Мы изучаем психические и парапсихические явления, которыми сейчас интересуются все передовые, лучшие ученые» (П.Е.И.Р. 2. с. 435). «Мы интересуемся всеми результатами, достигнутыми как отдельными учеными, так и Обществами] по Исследованию Парапсихических Явлений в Америке и Европе» (Там же. с. 436).

Приветствуя эти попытки изучения психических явлений, Е.И.Рерих, вместе с тем, обращает внимание на неблагополучное состояние исследований в этой области. «Также никто не станет отрицать, — пишет она, — что нужны Институты Психических Исследований, но, как обстоит дело исследований в них сейчас, они ничего нового не могут дать <…> они зашли в тупик <…> это происходит от невежественной, ненаучной постановки исследований». (П.Е.И.Р. 1. с. 359-360)

«Конечно, следует приветствовать каждый научный подход (подчеркивает Е.И.), каждое смелое исследование. Ведь производятся же страшно опасные опыты с неисследованными энергиями, но для этого принимаются все меры предосторожности, создаются специальные условия, и не только толпы при этом не допускаются и не оповещаются, но даже малосведущие люди не допускаются в такую лабораторию. Почему же здесь, в эту лабораторию, где все тоньше, сложнее и, следовательно, гораздо опаснее, приглашаются к участию в исследованиях все профаны, все духовно неумытые и потому незащищенные?». (П.Е.И.Р. 1. с. 357-358)

Сказанное не означает, что Е.И.Рерих выступала против изучения психической энергии и исследования феноменов. Нет. «Говорится не против исследования феноменов, — пишет она, — но против некультурного, не научного (подчеркнуто Е.И.) именно невежественного к ним отношения». (П.Е.И.Р. 1. с. 359) В другом письме Елена Ивановна отмечает, что «самой насущной задачей, встающей сейчас перед человечеством, является именно синтезирование духовного с материальным. Новые достижения в науке, новые исследования и нахождения законов психической энергии потребуют нового проникновения и понимания мира субъективного или мира духовного. Именно нахождение законов психической энергии поможет установить новое устроение жизни. Связь мира плотного — физического с тонким миром — энергий станет очевидной, и Высшая Мудрость утвердится Силою, ведущей и связующей все бытие.

Мир будущий, мир высший грядет в доспехе лучей лабораторных. Именно лаборатории укажут на преимущество высшей энергии и не только установят превосходство психической энергии человека над всеми до сих пор неизвестными, но будет уявлена наглядная разница в качестве ее, и, таким образом, значение духовности будет установлено в полной мере.

Познание высших законов подчинит технику духу, и отсюда утвердится познание высших целей, которое поведет к преобразованию всей материальной природы. Преобразованная природа, преображенный дух народа подскажут новые, лучшие формы устроения жизни». (П.Е.И.Р. 2. с. 219)

3. Наука должна стать одухотворенной.

Итак, мы видим, что Живая Этика отводит науке важную роль в грядущем преобразовании мира. Но для этого сама наука должна измениться. Прежде всего, она должна стать одухотворенной.

Важной предпосылкой такого преобразования будет изменение философских оснований науки. Философской основой современной «позитивной» науки является материализм. Материализм, который в Учении назван младенческим. Младенческий материализм исходит из ограниченного представления о материи и отказывает в реальности тем феноменам, которые не укладываются в его тесные рамки. Поэтому он назван в Учении «дурманом народа»1.

Учение Живой Этики настаивает на том, что не только физические, но и психические и духовные явления должны принадлежать материализму просвещенного знания. Но тогда мы получаем качественно новый одухотворенный материализм. Именно об этом и говорит Учение. «.Надо до такой степени обосновать материализм, чтобы все научные достижении современности могли войти конструктивно в понятие материализма одухотворенного». (Общ., 123.)

Одухотворенный материализм опирается на более широкое и глубокое понимание материи. В представлении одухотворенного материализма Живой Этики понятие материи не ограничивается теми грубейшими проявлениями ее, которые познаются с помощью пяти органов человека и дополняющих их приборов — то есть, теми видами материи, которые изучаются современной наукой.

Поскольку в понятие материализма одухотворенного включены и духовные явления, возникает вопрос о соотношении Духа и Материи, как двух основных философских категорий. Согласно Учению Живой Этики, Дух и Материя являются двумя Ипостасями Абсолюта, двумя Исходными Началами Проявленного Мира — Космоса, который включает в себя все Миры, все планы Бытия в их зримости и незримости. Будучи Исходными Началами Проявленного Мира, то есть, возникая в самом начале проявления (когда Единый делится на Два), Дух и Материя не могут существовать сами по себе «в чистом виде». Дух (дых, дыхание, движение) может проявиться только через покров Материи. Потому и говорится, что дух без материи ничто». (П.Е.И.Р. I. с. 376)

В результате взаимодействия Духа (Огня) с Непроявленной Прегенетической Материей (точнее, с Пред огненной Субстанцией) возникает Первичная Огненная Субстанция — Одухотворенная Материя, или Духоматерия. И если Дух не может проявиться вне Материи, то и Материя Проявленного Мира не существует без Движения (Дыхания), Духа. Эта оплодотворенная Огнем, живая, одухотворенная Субстанция есть ни Дух, ни Материя, а их Единство, Синтез. Все, что существует в Проявленном Мире, возникает в результате последующей дифференциации, усложнения и превращения Первичной Огненной Субстанции (Духоматерии). Все формы Космоса — от самых грубых и плотных до самых тонких — являются лишь грануляциями этой Субстанции. Поэтому, когда в Учении говорится о материи и ее формах, подразумеваются, конечно, формы духоматерии. В Проявленном Мире «дух» и «материя» есть лишь различные состоянии духоматерии. Дух есть сублимированная материя, а материя есть кристаллизованный дух. Между ними нет принципиальной разницы.

Та материя, которую изучает современная наука (и о которой в большинстве случаев толкуют философы), соответствует состоянию духоматерии на физическом плане. Выше его расположены бесчисленные градации все более тонких состояний духоматерии. Каждая высшая ступень будет духом, по отношению к нижележащей. Самая высокая ступень соответствует Первичной Огненной Субстанции. Это есть высшая степень Огня Проявленного Мира. Она и будет Духом, по отношению ко всем нижележащим слоям2. Эта высшая степень Огня Проявленного Мира соответствует Софии гностиков или Святому Духу Христианской Троицы. Поскольку из этой Огненной Субстанции возникают все формы Проявленного Мира, то Она рассматривается как Дательница Жизни, Породительница Сущего, Матерь Космоса, Матерь Мира. И хотя, фактически, Она есть Отец-Мать, Двуединый Огонь, Она ассоциируется с Женским Началом, как олицетворение Жизненной, Творческой Силы Природы.

Обычная ошибка состоит в том, что под материей понимаются лишь низшие слои Единой Космической Субстанции. «.Противопоставление духа и материи, — пишет Е.И.Рерих, — породило в невежественном сознании изуверское понимание материи, как чего-то низшего, тогда как на самом деле материя и дух едины. Дух без материи ничто, и материя есть лишь кристаллизованный дух. Проявленная Вселенная в зримости и незримости своей являет нам лишь бесчисленные аспекты сияющей материи от самого высокого до самого низкого. Где нет материи, там нет и жизни». (П.Е.И.Р. I с. 376-377)

Признание ограниченности современного представления о материи и его расширение откроет науке путь для проникновения в миры тонких энергий, в иные измерения многомерного психодуховного пространства.

Примечание

1 «Младенческий материализм мнится дурманом народа, по материализм просвещенного знания будет лестницей победы.» (Общ., 121).

2 Потому, в конечном итоге, именно «дух находится вверху, а под ним все степени материи. Именно дух есть завершение материи.» (Уранов Н.А. Размышляя над «Беспредельностью», § 18, с.4/121 (рукопись)).

Список литературы

[1] Ключников С.Ю. Введение в Агни Йогу. М.,1992. С.4.

[2] Волков Г.Н. Истоки и горизонты прогресса. М.,1976. С.14.

[3] Ключников С.Ю. Введение и Агни Йогу. М.,1992. С.7.

[4] Здесь и в дальнейшем будут использованы следующие сокращения названий книг Учения «Живой Этики»: А.Й. — «Агни Йога»; Общ. — «Община»; Иер. — «Иерархия». А также: Письма Елены Рерих. 1929-1938. Т. 1. Рига, 1940. — П.Е.И.Р. 1; Письма Елены Рерих. 1929-1938. Т. 2. Рига. 1940. — П.С.И.Р.2. После сокращенного обозначения и тех книгах, где текст разбит ид параграфы, указывается номер параграфа.

[5] Рерих Н.К. Парапсихология // Обитель Света. М.: МЦР, 1992. С.50-51.

[6] Рерих Н.К. Отгула // Обитель Света. М.: МЦР, 1992 С.48

[7] Рерих Н.К. Обитель Света // Обитель Света. М.: МЦР, 1992, с. 17-18.

[8] Там же. С.19.

[9] Там же. С.21.

[10] Рерих Н.К. Парапсихология // Обитель Света. М.: МЦР, 1992. С.52.

[11] Рерих Н.К. Мистицизм // Обитель Света. М.: МЦР, 1992. С.54.

Гиндилис Л.М., кандидат физико-математических наук, ГАиШ (МГУ им.-М.В.Ломоносова), академик Российской академии космонавтики им.К.Э.Циолковского, Секция проблем космического мышления и Живой Этики Московского космического клуба

Продолжение следует