Несколько вопросов к пресс-службе РОСКОСМОСА

4 декабря РИА «Новости» опубликовало интервью с главой пресс-службы Роскосмоса Владимиром Устименко, которое вызывает много вопросов. И я хотел бы их задать. Потому что могу.

Владимир, вы говорите, что «новое руководство Роскосмоса (…) начало переход на современную ракетно-космическую технику и обновление производства», приводя в пример «Ангару», «Союз-5» и сверхтяжелую ракету. Но Роскосмос «вступает» в испытания «Ангары» непрерывно, начиная с 2015 года. Проработки концепции сверхтяжелой ракеты начались в 2013 году. Бумажным работам по «Союзу-5» тоже почти два года. Вы говорите про обновление орбитальной группировки в тот год, когда Роскосмос должен установить антирекорд по количеству запусков спутников на орбиту, и если мы будем учитывать только работоспособные спутники в его орбитальной группировке, то увидим, что она совсем съежилась.

О какой «информационной атаке» на госкорпорацию можно говорить, если Роскосмос в 2018 году допустил впервые в новейшей истории аварию ракеты «Союз-ФГ» с пилотируемым кораблем, вляпался в международный скандал из-за неосторожных высказываний своего руководителя (нет, это не выдумки журналистов) и не смог поддерживать старый темп пусков? Вы считаете, что критические статьи в СМИ – это ответ на некие «внутренние изменения», но как СМИ могут отвечать на то, что никто снаружи не видит? Журналисты видят очевидные провалы в деятельности Роскосмоса и сообщают о них своим зрителям и читателям.

Вы говорите, что Роскосмос не проедает деньги, но давайте поговорим про ЦННИМаш и его НИРы. Головной институт Роскосмоса, ЦНИИмаш, ежегодно получает достаточно крупные средства на исследования, смысл которых ускользает не только от сторонних наблюдателей, но и, видимо, от работников самого института, потому что ЦНИИМаш из года в год переписывает одни и те же бумаги, успешно закрывая контракты и получая деньги. НИР «Вертикаль» – т. е. «Системные исследования научно-технических проблем стратегического планирования космической деятельности Российской Федерации в интересах социально-экономической сферы, науки и безопасности страны» обеспечивает институт финансирование на более чем 0,5 млрд рублей в год. И да, эта сумма, вероятно, превышает суммарные инвестиции в любой российский космический стартап. НИР «Авангард» (Системные предпроектные исследования по обоснованию и реализации целевых программ создания космических средств социально-экономического, научного и двойного назначения) добавляет в бюджет ЦНИИМаш-а в два раза больше – около 1 млрд в год (более 10 млрд по Федеральной космической программе 2016-2025). НИР «Обеспечение» (Системные технико-экономические исследования перспектив развития ракетно-космической техники и ракетно-космической промышленности) – почти 2 млрд в год. И это только начало.

Что входит, например, в НИР «Обеспечение»? «Методологическое и информационное обеспечение создания, развития и сопровождения экономико-статистической расчетно-аналитической управляющей автоматизированной системы финансово-экономической деятельности хозяйственных субъектов РКП.» «Нормативно-методическое и информационно-аналитическое обеспечение управления правами на результаты интеллектуальной деятельности в целях повышения результативности патентно-лицензионной и изобретательской работы в РКП.» «Правовое сопровождение методологии претензионной и судебной работы, разработки и экспертизы нормативных актов в установленной сфере деятельности Роскосмоса.» «Исследования аспектов реализации и разработка программного обеспечения информационных киосков, информационных витрин для специалистов и руководства ракетно-космической отрасли, макетов системы мобильных рабочих мест.» И т.д.

Это стоит 2 млрд в год? Только на перечисленные в предыдущем абзаце работы Роскосмос планирует за 10 лет потратить треть той суммы, которую он тратит на разработку перспективного пилотируемого корабля. При этом конструкцию корабля в 2017 году было решено радикально упростить из-за нехватки финансирования.

Уважаемый Владимир Устименко, Роскосмос погряз в неэффективных расходах, а голословные обещания нового руководства изменить ситуацию ничем не отличаются от аналогичных обещаний предыдущих руководителей, и потому не вызывают никакой положительной реакции в обществе. Обвинять журналистов – не лучшая стратегия для пресс-службы, которая говорит о том, что хочет «придать жизнь» взаимодействию госкорпорации с обществом. Вместо того чтобы винить в своих проблемах «информационные атаки», Роскосмосу следует продемонстрировать хоть какие-то изменения к лучшему. А пока что – негативные тенденции в российской космонавтике только усиливаются.

Источник:http://kosmolenta.com/